Приветствую Вас Гость | RSS

Святоозерская, 22

8.926.615.45.01

Лада Студия творчества и красоты

О студии Контакты Вход

О ГЛАВНОМ
 
Луна сейчас

Задача седьмая: спросить о тайном

Успешно выполнив все задания, Василиса задает Яге хорошие вопросы. Вот задачи этого периода:

Спрашивать и стараться побольше узнать о природе Жизни-Смерти-Жиз­ни и о том, как она проявляется (Василиса спрашивает о всадниках). Узнать правду о способности понимать все элементы дикой природы («Много будешь знать — скоро состаришься»).

Все мы начинаем с вопроса: «Что я в действительности собой представляю? Каково мое предназначение на этой земле?» Яга учит нас, что мы похожи на Жизнь-Смерть-Жизнь, что это наш цикл, наше конкретное прозрение глубо­кой женственности. В детстве одна из моих тетушек познакомила меня с семейным преданием о «водяной женщине». Она сказала, что на краю каждого озера живет молодая женщина со старыми руками. Ее первая забота — вло­жить туж (могу перевести это слово только такими понятиями, как «душа» или «душевный огонь») в дюжины красивых фарфоровых уток. Ее вторая забота — завести уток деревянными ключиками, которые торчат у каждой из спины. Когда завод кончается и утки падают, их тела разбиваются — тогда женщина должна махнуть передником на освободившиеся души, чтобы они взметнулись в небо. Ее четвертая забота - вложить туж в следующую партию красивых фарфоровых уток и выпустить их в жизнь...

Эта сказка — одно из самых красноречивых повествований о том, чем занята Мать Жизнь-Смерть-Жизнь. В контексте психики Мать Нике, Баба Яга, Водяная Женщина, La Que Sabe и Дикая Женщина олицетворяют разные кар­тины, разные возрасты, настроения и аспекты Дикой Матери Богини. Наша работа — вложить туж в собственные идеи, в собственную жизнь и в жизнь тех, с кем мы соприкасаемся. Наша работа — отправить душу в ее дом. Наша работа — взметнуть дождь искр, наполнив ими день и сотворив свет, чтобы затем найти дорогу и во тьме.

Василиса спрашивает про всадников, которых она видела по пути к избе Бабы Яги: белого всадника на белом коне, красного всадника на красном коне и черного всадника на черном коне. Яга, как и Деметра, — мать коней, старая богиня, ассоциируемая также с силой кобылицы и с плодородием. Изба Бабы Яги — конюшня для разноцветных лошадей и их всадников. Днем эти пары поднимают на небо Солнце и перемещают его по небосводу, а ночью затягива­ют небо покровом тьмы. Но есть и кое-что еще.

Черный, красный и белый всадники символизируют древние цвета, соот­ветствующие рождению, жизни и смерти. Эти цвета также символизируют древние принципы спуска, падения, смерти и возрождения: черный — низвер­жение старых ценностей, красный — принесение в жертву своих бережно хранимых иллюзий, а белый — новый свет, новое знание, которое приходит благодаря переживанию двух первых.

Вот старинные слова, которые использовались для них в средние века: нигредо — черный, рубедо — красный, альбедо — белый. Они описывают алхи­мия, которая сопровождает круговорот Дикой Женщины, работу Матери Жизни-Смерти-Жизни. Без этих символов зари, нарастающего света и таин­ственной тьмы Она не была бы тем, кто Она есть. Без зарождения надежды в наших сердцах, без постоянного света — все равно, свечи или солнца, — поз­воляющего отличить в жизни одно от другого, без ночи, которая несет всему  утешение и из которой все рождается, мы тоже не могли бы воспользоваться своей дикой природой.

В сказке эти цвета чрезвычайно важны, ибо у каждого из них есть своя природа смерти и природа жизни. Черный — цвет земли, плодородия, исход­ной почвы, в которую засевают все идеи. Но черный — еще и цвет смерти, помрачения света. Есть у черного и третий аспект. Этот цвет связан с тем миром между мирами, на котором стоит La Loba, ибо черный — цвет спуска, падения. Черный — обещание: скоро вы узнаете то, чего не знали раньше.

Красный — цвет жертвы, ярости и убийства, мук и гибели. Но красный — также цвет трепещущей жизни, динамической эмоции, возбуждения, эроса и страсти. Этот цвет считается сильным лекарством от душевной немочи, он возбуждает аппетит. Во всем мире известен образ так называемой красной матери.  Не столь хорошо известная, как черная мать, или черная мадонна, она наблюдает за всем тем, «что совершает переход». Ее расположения особен­но ищут те, кто готовится родить, ибо покидающие этот мир или приходящие в него должны пересечь ее красную реку. Красный цвет — обещание: скоро произойдет восход или рождение.

Белый — цвет новизны, чистоты, первозданности. Это также цвет души, свободной от тела, цвет духа, не отягощенного материей. Это цвет самой необходимой пищи — материнского молока. И напротив — это цвет мерт­вых, того, что утратило свою розовость, румянец жизни. Там, где есть белый цвет, все на миг становится tabula rasa, чистым листом. Белый цвет — обеща­ние: пищи достаточно для того, чтобы все началось заново; пустота или бездна заполнится.

В одежде Василисы и ее куколки повторяются цвета всадников: белый, красный, черный. Василиса и ее кукла — это начала (Anlagen) алхмии. Это они помогают Василисе превратиться в маленькую Мать Жизнь-Смерть-Жизнь. В этой сказке есть два воскресения, два дарования жизни: Василиса воскресает для новой жизни благодаря кукле, а также встрече с Бабой Ягой и выполнению ее заданий. Есть и две смерти: родной, слишком доброй матери, а также мачехи и ее дочерей. Однако легко понять, что эти смерти необходимы и что в итоге они позволяют юной душе жить гораздо более полной жизнью.

Получается, что это очень важно — позволить жить, позволить умереть. Это основа природного ритма, который женщине следует понимать — и ко­торому следует подчиняться. Понимание этого ритма уменьшает страх, пото­му что мы предвидим будущее — и земля набухает, готовясь принять останки. Куколка и Яга — дикие матери всех женщин, они приносят дары — острую интуицию — из сферы личного и божественного. В этом высший парадокс и урок инстинктивной природы, своеобразный «волчий буддизм». Одно есть оба.  Из двух получается три. То, что живет, - умрет. То, чтo умрет, - будет жить.

Именно это имеет в виду Баба Яга, говоря: «Много будешь знать, скоро состаришься». В каждом возрасте, в каждую пору своей жизни каждый из нас должен иметь определенное знание. В сказке узнать о руках, которые появля­ются невесть откуда, чтобы выжать масло из зерна и макового семени, — животворные и смертельно ядовитые снадобья, — значит знать слишком много. Василиса спрашивает о всадниках, но не о руках.

В молодости я расспрашивала о Бабе Яге свою приятельницу Булгану Робнович, пожилую сказительницу с Кавказа, жившую в крошечной общине рус­ских фермеров в Миннесоте. Как она понимает ту часть сказки, где Василиса «просто знает», что дальше спрашивать нельзя? Она посмотрела на меня свои­ми глазами без ресниц, похожими на глаза старой собаки, и сказала: «Просто есть вещи, узнать которые нельзя». Потом загадочно улыбнулась и скрестила толстые ноги — вот и весь ответ.

Пытаться понять тайну появления и исчезновения слуг, которые приходят в облике рук без тела, — все равно что пытаться до конца постичь непостижи­мое. Предостерегая Василису от этого вопроса, куколка и Яга предупреждают девочку: не следует сразу слишком углубляться в тайны потустороннего; и это правильно, ибо, даже проникнув туда, мы не должны поддаться чарам и по­пасть в западню.

Есть еще одна совокупность циклов, на которую здесь намекает Баба Яга, — это циклы женской жизни. Подчиняясь им, женщина все больше и больше понимает внутренние женские ритмы, в том числе ритмы творчества, рожде­ния детей души, а может быть, и телесных детей, ритмы одиночества, игры, отдыха, сексуальности и охоты. Не нужно торопить себя — понимание насту­пит. Придется смириться и с тем, что некоторые вещи остаются недосягаемы­ми, несмотря на то что они воздействуют на нас и обогащают. У нас в семье говорят: «Есть дела, которыми ведает Господь Бог».

Итак, когда мы одолеваем эти задачи, «наследство диких матерей» углубля­ется, и интуитивные способности появляются как из человеческой, так и из сокровенной части души. Теперь у нас две наставницы: одна — куколка, а вторая — Баба Яга.

 

Задана восьмая: встать на четвереньки

Благословение, полученное Василисой от покойной матери, отпугивает Бабу Ягу: она дает девочке свет — пылающий череп на палке — и велит убираться. В этой части сказки определяются такие задачи:

Обрести колоссальную способность видеть и воздействовать на других (по-лучение черепа). Воспринимать свои жизненные обстоятельства в этом новом свете (возвращение назад, к своей прежней, неродной семье).

Что же отпугивает Бабу Ягу: тот факт, что Василиса получила от своей покойной матери благословение, или же сама благословенность вообще? По существу, ни то, ни другое не вносит полной ясности. Если учесть, что в сказке неизбежны более поздние монотеистические наслоения, то, видимо, именно здесь внесены некоторые «исправления»: у читателя должно возникать впечат­ление, будто Баба Яга путается материнского благословения, которое несет в себе Василиса. А цель в том, чтобы представить эту Старую Дикую Мать (родом, быть может, из эпохи неолита) как нечистую силу и тем самым возвы­сить более новую христианскую религию и скомпрометировать старую.

Возможно, первоначальное слово этой сказки заменили на «благослове­ние», чтобы подтолкнуть к обращению в христианство; однако на мой взгляд, первоначальный, архетипический смысл сохранился. Суть материнского бла­гословения можно истолковать так: Ягу не отпугивает сам факт полученного благословения; ее отталкивает то, что это благословение исходит от слишком доброй матери — кроткой и нежной любимицы души. Если Яга есть Яга, то ей вовсе не по вкусу так долго находиться рядом с этой слишком смиренной, слишком скромной стороной женской природы.

Хотя Яга может вдохнуть жизнь в эту робкую мышку, она с таким же успехом могла бы велеть ей не заходить на чужую территорию. Страна Бабы Яги — нижний мир души. Страна слишком доброй матери — верхний мир. Если кроткое может соседствовать с диким, то дикое не может долго соседство­вать с кротким.

Усваивая эту черту Бабы Яги, женщины перестают безропотно принимать каждый выпад, каждую колкость, каждый вздор — все, что встречается на пути. Желая немного освободиться от нежного благословения слишком доб­рой матери, женщина постепенно учится не просто смотреть, а приглядывать­ся, и подмечать, и все меньше попадать впросак.

Теперь, приобретя на службе у Яги ранее отсутствовавшую способность, Василиса получает частицу силы дикой Ведьмы. Некоторые женщины боятся, что это глубокое знание, проистекающее от инстинкта и интуиции, сделает их безрассудными и неосмотрительными, но такой страх безоснователен.

Совсем напротив, недостаток интуиции, слабое восприятие циклов или неумение использовать свои знания приводит к тому, что женщина делает неверный выбор — он-то и приносит плачевные или даже гибельные послед­ствия. Чаще такое знание, достояние Яги, влияет на женщину очень постепен­но — как правило, указывает направление, передавая отчетливые картины того, что таится за или под мотивами, идеями, действиями и словами других людей.

Если инстинктивная душа предупреждает: «Остерегайся!», — женщина должна быть начеку. Если глубинная интуиция говорит: «Делай это, делай то, иди туда, остановись здесь, иди дальше», — женщина должна вносить необходимые поправки в свои планы. Интуиция предназначена не для того, чтобы посоветоваться с ней разок, а потом забыть. Это не одноразовое средство. С ней нужно советоваться на каждом шагу пути, сражается ли женщина с внутренним демоном или решает какую-то задачу во внешней жизни, являют­ся ли ее заботы и устремления личными или глобальными. Прежде чем пред­принять какое бы то ни было действие, следует, прежде всего, укрепить дух.

Но вернемся к жуткому пылающему черепу. Этот символ связан с явлени­ем, которое старые археологи называют поклонением предкам. В поздних архео-религиозных версиях сказки говорится, что черепа на шестах принадле­жат людям, которых Яга убила и съела. Но в более древних религиозных обрядах, направленных на поддержание связи с предками, кости считались средствами вызывания духов, причем самым важным был именно череп27.

Практикующие такие обряды верят, что особое, неподвластное времени знание предков продолжает после смерти жить в их костях. Череп они рассмат­ривают как свод, вместилище деятельного элемента души, который, если его попросить, может на время призвать весь дух покойного, чтобы обратиться к нему за советом. Можно легко представить, что душа-Самость обитает прямо в костяном соборе черепа, где глаза — окна, рот — дверь, а уши — слуховые окна.

Поэтому, вручая Василисе пылающий череп, Яга дает ей изображение ста­рухи, «родовую ведунью-знахарку», чтобы девочка пронесла ее с собой по жизни. Она передает Василисе наследство материнской линии знания, которое пребывает в целости и сохранности в пещерах и ущельях души.

И вот Василиса уходит в темный лес, неся в руке пылающий череп. Она долго скиталась, чтобы разыскать Бабу Ягу, и теперь возвращается домой — более знающая, более уверенная, целеустремленно двигаясь прямо вперед. Она возвращается, выдержав посвящение и приобретя глубокую интуицию. Инту­иция вставлена в нее, как драгоценный камень в центр короны. Если женщина дошла до этой ступени, значит, она сумела расстаться с опекой своей внутрен­ней слишком доброй матери, научилась предвидеть превратности внешнего мира и справляться с ними, преодолевая их, а не усложняя. Она познакомилась со своими скрытыми угнетательницами — мачехой и ее дочерьми — и осозна­ла тот вред, который они хотят ей причинить.

Прислушиваясь к своему внутреннему голосу, она сумела найти дорогу во тьме и вынести вид Ведьмы, которая олицетворяет одну из сторон нашей собственной природы, но еще и властную дикую природу. Так она обрела способность понимать эту страшную и мудрую силу в себе и других. Она уже больше не скажет: «Я боюсь кого-то или чего-то».

Она служила Богине-Ведьме души, вскармливала связь с ней, очищала пер­сону, содержала в чистоте мышление. Она научилась понимать великую дикую силу, обитающую в собственной душе.

Она узнала о Жизни-Смерти-Жизни и связанном с ней женским даром. Теперь, когда она обрела эти навыки Яги, у нее больше нет недостатка ни в силе, ни в уверенности. Получив наследство матерей — интуицию человечес­кой стороны природы — и дикое знание той стороны души, где обитает La Que Sabe, она во всеоружии. Она идет по жизни, уверенно ступая, шаг за шагом, женственно. Она слилась воедино со своей силой и теперь видит мир и свою жизнь в новом свете. Посмотрим, что бывает, когда женщина становится такой.

 
 
Форма входа

Поиск

СВЯЩЕННАЯ ЖЕНСТВЕННОСТЬ

Статистика

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz